Украинский для Зеленского: учитель рассказал, как стал миллионером

9 минут
78,2 т.
Украинский для Зеленского: учитель рассказал, как стал миллионером

Кто из украинских публичных персон хорошо знает украинский, а кого заставит заговорить языковой закон? Откуда у украинцев неприязнь к украинскому? Может ли учитель зарабатывать миллионы?

OBOZREVATEL побывал в гостях у самого известного учителя украинского языка – доцента Киевского университета Гринченко, завкафедрой Технического лицея КПИ, автора более 50 учебников Александра Авраменко – и узнал, как живет единственный в нашей стране учитель-миллионер.

"Зеленский о президентстве не говорил – сказал, планирует снимать кино на украинском языке"

Светлая квартира в добротной высотке возле Киевского железнодорожного вокзала. Стильная современная мебель, на стенах – яркие картины, напоминающие иллюстрации из детских книг, на полках – учебники и пособия. По словам Александра, это квартира-офис, куда приходят ученики, а живет он в пригороде – в Буче. Общались мы исколючительно українською мовою, русская версия нашей беседы – перевод.

Видео дня

Сразу спрашиваю, здесь ли занимался с Владимиром Зеленским – тогда еще не президентом, а актером. Ведь именно Авраменко учил будущего гаранта украинскому языку.

– Где только не занимались! – отвечает Александр. – И в аэропорту в Борисполе, и в Межигорье... У него – свои гастроли, поездки, у меня – свои. Чаще всего это было в офисе "Квартала-95" на Лукьяновке. Два года он учился, однако не систематически. Пять-семь занятий – и три месяца или даже полгода перерыв. Затем снова три-четыре – и снова пауза. А для результата нужна система. Я говорил ему: если прочитать книгу, как накачать мышцы, они не вырастут, надо идти тренироваться – тогда что-то получится. Так и с языком: нужно систематически на нем общаться.

– Интересно, как проходили занятия. Как в школе: "Открывай, Вова, книгу, читай"?

– (смеется). Брали черешни – ели черешни, разговаривали обо всем. Это было неформальное общение.

Петр Порошенко с черешнями съездил к нашим бойцам. Зеленский тоже черешни любит?

– У него на столе всегда были или ягоды, или фрукты. Иногда мы шли на крышу здания, чтобы никому не мешать.

– Это было еще до выборов – он говорил, почему начал изучать украинский?

– О президентстве ничего не говорил. Сказал, что планирует снимать кино на украинском языке. Уже был принят Закон "О функционировании украинского языка как государственного", я входил в состав комиссии, которая его разрабатывала. Квоты на телевидении должны были вступить в действие в 2021 году – я думал, интерес к языку связан именно с этим. А потом догадался: видимо, это все же нечто большее, в политику пойдет.

Александр Авраменко: "Иногда мы шли на крышу, чтобы никому не мешать"

– Трудно ему было?

– Да. Вообще, взрослых (особенно публичных людей, у которых жизнь расписана по минутам на год вперед) очень трудно учить. Зеленский имеет способности к языкам, у него хорошая актерская память и желание есть. Тормозило то, что ни в его семье, ни в окружении никто на украинском не говорил. В офисе были люди, которые знали язык, но когда ты один украиноязычный, а остальные 40 общаются на русском, тяжело быть белой вороной.

– Слушаете выступления президента?

– Конечно. Он еще далек от идеала: мягкие шипящие, это "шшьо" вместо "що", русизмы, корявые грамматические формы... Работать и работать. Но жизнь заставила его на украинский перейти, необходимость произносить речи на государственном языке, общаться со СМИ. И говорит он все лучше: языковые мышцы тренируются.

– Не звонит – позаниматься?

– Не до уроков, наверное. Базовые моменты я дал, остальное придет с практикой.

– Вам не кажется, что манерой говорить Зеленский напоминает Леонида Кучму? Так же оглушает окончания слов...

– Кучма их вообще глотал! Но что-то похожее есть.

"Речь Тимошенко? Спаси и сохрани!"

– Кто из политиков хорошо говорит на украинском?

– Сергей Головатый, но сейчас он не политик, работает в суде... (Задумался). Политиков не припомню, наверное. Вообще, мне нравится, когда человек, хотя и ошибается или употребляет диалектные слова, делает это органично. Вспомните покойного Кузьму Скрябина – у него это "всьо" так органично звучало! Не хотелось исправлять, человек был органичен и честен.

– Вы выложили ролик в тикток – как говорит Юлия Владимировна...

– Спаси и сохрани! (Смеется.)

Тимошенко делает три ошибки в одном предложении, я их анализирую и в конце говорю: "Садись, "два". В комментах пишут: "Да куда "садись", она свои два уже отсидела!".

Вот у нее, в отличие от Зеленского, способностей к изучению языков, пожалуй, нет, потому что сколько лет в политике, а говорит все хуже и хуже. Кстати, тот эпизод набрал почти миллион просмотров! Наверное, людям интересно, как говорят политики.

– О телеведущих спрошу, вы же со многими занимались. Кто был вашим учеником?

Александр Педан, Анатолий Анатолич, Егор Гордеев – это те, кто не скрывает, что совершенствовал свою речь во взрослом возрасте. Кстати, у Зеленского спрашивал: "Можно говорить, что вы у меня учились?" – "Без проблем!". Он очень неформальный. Однако есть публичные люди, которые предпочитают об обучении не рассказывать (в основном политики).

– Так называемый русский теледесант: Ганапольский, Шустер, Евгений Киселев – не обращались?

– Ганапольский уже говорит на украинском, и не хуже всех ведущих. Видимо, все-таки имеет значение, что он родился во Львове. А Шустер... Думаю, не заговорит, потому что не верит в успех украинского государства. Видимо, просто не ассоциирует себя с Украиной, для него это чисто бизнес-проект. А как иначе объяснить, что человек, который знает английский, французский, прекрасно владеет итальянским, русским, за столько лет не смог выучить украинский хотя бы на базовом уровне? Моя позиция отличается от той, которую пропагандирует Ирина Фарион, но в одном я с ней согласен. Если ты живешь в Украине длительное время и говоришь, как Азаров, есть две причины: или предвзятое отношение к языку, или ограниченные умственные способности. Конечно, Шустер имеет интеллектуальные способности. Тогда что?

– Думаю, все-таки не предвзятость, а третья причина – отсутствие практики и, возможно, окружения, которое общается только на украинском и не переходит на русский.

– В каждом его шоу (а он их провел тысячи!) есть гости, которые общаются на украинском. Захотел бы – выучил бы. Ну, сейчас на телевидении, наверное, все учить начнут: закон прижмет.

"Приехал из села в город – начинай штокать и какать"

– Александр, вот вы – профессиональный филолог. Те, кто не родился в Украине, не рос здесь и не учился, еще полбеды. Но разве вас не раздражает, когда люди, которые всю жизнь прожили в Украине, получили образование на украинском, некоторые даже в садик украинский уже ходили, не знают языка и даже не пытаются на нем общаться?

– Если буду показывать раздражение, я их на свою сторону ни перетяну. У меня другой подход – не шельмовать, как некоторые футболистов нашей сборной, а сделать так, чтобы людям захотелось перейти на украинский.

Когда видел, как на Книжном Арсенале девочка тянулась к книге издательства "А-Ба-Ба-Га-Ла-Ма-Га" – у них не книги, а произведения искусства! А мама: "Доченька, она на укрАинском, она нам не нужна...". Этих людей так воспитали, понимаете? И это воспитание, прививка неприятием всего украинского, длилось веками, начавшись после Переяславской рады, когда Украина объединилась с Россией не в общее государство, а в военный союз, о чем быстро "забыли".

Еще из царской Московии это пошло: в сенях место украинского языка. Или в хлеву. А в палатах, в хоромах – только по-русски. Украинское – мужицкое, а барское – только русскае. Советский Союз это подхватил и развил. Приехал из села в город – начинай штокать и какать, потому что говорить на украинском – автоматически записывать себя в другой сорт. Русскоязычный – интеллигент, украиноязычный – скотник. Пастух.

Я рос и учился в Запорожье, это индустриальный русифицированный город, и часто люди, когда слышали мою украинскую речь, говорили: "Надо же, такой стильный интеллигентный молодой человек, а говорит по-сельски!". Так это начало 90-х, а недавно один популярный украинский сайт давал мой комментарий – и я обратил внимание, какой они снимок поставили. Где они его откопали? Стою я, какой съежившийся, несчастный, чуть ли не в соломенной шляпе и шароварах у хаты-мазанки... Ну, вы понимаете, да? Не у меня дома, не в моем авто (а я езжу только на новых автомобилях премиум-класса, из салона), а так, чтобы показать: вот такой несчастный вид у учителя украинского. Это тоже идеология, месседж. Учитель украинского языка должен быть бедным, бесталанным, будто вчера из крепостных выкупили!

"Я официальный миллионер, и это позволяет мне четыре бизнеса держать"

– Но это не ваш случай. Насчет вас просится фраза Натальи Мосейчук: "Намазал мову на хлеб". Скажите, вы действительно миллионер? И что приносит наибольший доход?

– Учебники. Ежегодно выходит около миллиона моих книг – и, самое главное, их раскупают! Да, я официальный миллионер (но не долларовый, а гривневый). И это позволяет мне четыре бизнеса держать.

– Какие, если не секрет?

– Секрет! (Смеется.) Нет, на самом деле все просто. У меня есть интернет-магазин, им занимается бывшая жена – тоже, кстати, учительница украинского. Мы разведены, но у нас общий сын и дружеские отношения. Я даю мастер-классы по культуре речи...

– ...видела райдер, где указано, что мастер-класс Александра Авраменко в Киеве и области – 500 долларов, а дальше по Украине – 1200. Часто у вас такие мастер-классы?

Александр Авраменко: "Мастер-классы покупают, но во время карантина заказов было меньше".

– До карантина было несколько в месяц: три, четыре... Недавно ездил в Нетишин, абсолютно европейский, классный, богатый город: там атомная электростанция. Зашел в актовый зал (школьный!) – слушайте, он круче дворца "Украина"! Так бывает, когда люди зарабатывают и не крадут, а вкладывают в пространство вокруг себя. Вообще, мастер-классы покупают, но во время карантина заказов было меньше.

"Чтобы побеждать, украинское должно быть впереди не на шаг – на 10!"

– Почему ваши учебники пользуются спросом?

– Я много в это вложил, и не только денег – знаний, опыта. Понял одно: чтобы конкурировать с русскоязычным продуктом, украинская книга должна быть такой, за которой рука сама тянется. Ну, как можно не купить "100 экспресс-уроков украинского", когда иллюстрировала их Наталка Гайда, которая рисовала "Симпсонов" ? Крафтовая обложка, классные иллюстрации, качественная бумага, комфортные для глаз шрифты и контрастность печати, размер книги (она поместится в дамской сумочке, ее можно читать как на пляже, так и на скучном совещании, держа под столом). Чтобы побеждать, украинское должно быть впереди не на шаг – на 10. И мои учебники побеждают, в том числе в национальных конкурсах, уже 17 лет.

Александр Авраменко: "Украинская книга должна быть такой, за которой рука сама тянется".

– Кто может стать вашим учеником и дорого ли стоит один урок?

– Каждый, кто желает и может себе позволить. Перед тем, как вы пришли, звонила телезвезда – не скажу, кто именно, потому что не спрашивал, можно ли разглашать. 3000 гривен занятие.

– На улицах вас узнают?

– Да. Особенно приятно, когда на востоке и юге подходят: "Мы хотим, как вы, знать мову!". Я исповедую принцип мягкой украинизации: не плеткой гнать из русского в украинское, а заинтересовать.

Иногда обеспеченные родители приводят ребенка, которого надо подготовить к ВНО: "Александр Николаевич, будьте нашим учителем!". Я говорю: "Хорошо, а куда поступать будет?". Они: "У нас своя юридическая фирма – конечно, только на юридический!". Сразу приходится предупреждать: "Боюсь, не будет вам юридического. Позанимается со мной – чего доброго, на украинскую филологию подаст". И таких случаев немало.

– "Заправщица Людмила Добрыйвечер...

– ...все машины отправляет налево!". (Смеется.) Хотя не налево, а куда надо. Кстати, терпеть не могу все эти примеры о Швейцарии и Канаде: вот в Канаде два государственных языка, и ничего, а в Швейцарии – четыре. Хорошо, но канадского языка нет как такового, а Швейцария – федеративное государство, сшитое из разных частей, и швейцарского языка не существует в природе. Канадцам и швейцарцам нечего терять, а украинский уже относится к исчезающим языкам, нам надо его сохранить. Стоит начать хоть как-то ущемлять немецкий язык в Швейцарии – есть Германия, где этот язык процветает. Французский – есть Франция. А украинский язык где еще возможен, кроме Украины?

Вторую часть беседы с Александром Авраменко читайте в OBOZREVATEL в ближайшее время.