"Почему провалили ВНО? У многих родителей не было денег на репетиторов". Эксклюзивное интервью со Спиваковским

7 минут
59,2 т.
'Почему провалили ВНО? У многих родителей не было денег на репетиторов'. Эксклюзивное интервью со Спиваковским

Результаты ВНО по математике, объявленные 17 июня 2021 года, не просто не порадовали общественность, а шокировали: тесты, необходимые для поступления в технические вузы нашей страны, провалила треть сдававших – 31,11%. Среди причин эксперты называют ненадлежащий уровень проведения тестирования, отсутствие второй проверки, профессиональной команды.

Побеседовав с основателем первой в Украине частной школы "Гранд" и онлайн-школы "Гранд-Экспо" Владимиром Спиваковским, OBOZREVATEL нашел еще пять причин этого громкого фиаско.

"Быть умным стало немодно"

– Не сказал бы, что результаты смертельные или совсем уж неблагополучные, потому что добиться 100% КПД сегодня нереально. А с другой стороны – все-таки видна деградация образования вообще, как в математике, так и в других науках, потому что быть умным стало немодно. Не мечтают дети стать изобретателями или инженерами – в этом можно убедиться, посмотрев…

Видео дня

– …на их кумиров, ютуберов и тиктокеров…

– …и послушав, о чем они говорят, как говорят... Но главная причина: перспектив в стране приложить свой ум не так уж много, а если нет места приложения труда, притупляется мотивация учиться.

– В Центре оценивания качества образования уже заявили: основная причина провала – то, что тесты писали немотивированные дети.

– У нас так быстро умеют устанавливать основные причины, и категорично формулируют... Я скажу так: не надо обобщать. Да, 30, а может, и 50 процентов учащихся – всегда немотивированы. Они ходят в школу, потому что надо. Все ходят. Родители отправляют. Но школа для них – что-то среднее между камерой хранения и тусовкой. Еще процентов 35 – дети, которые мотивированы хорошо учиться, но не более. Им важны не знания, а оценки – чтобы не было проблем с родителями. И, наконец, 10-15 процентов – действительно талантливые, жаждущие знаний, те, которым мало школьной программы, которые ищут новые источники информации, образовательные платформы, курсы… И на которых в буквальном смысле слова охотятся вузы, причем зарубежные.

Спиваковский: "Обвинять детей, что все они неумные и без мотивации, – в корне неправильно".

У меня по три-четыре просьбы в день: найдите талантливого ребенка! Мы готовы не просто взять его на полное обеспечение, но еще и приплачивать, только бы учился у нас! Поэтому детей винить, что они все неумные или без мотивации, – в корне неправильно.

– Вы находите таких абитуриентов – в ответ на просьбы?

– Я патриотично настроенный человек, и я обеими руками за то, чтобы украинские таланты оставались в Украине, развивались в Украине и приносили нашему государству пользу. Но, опять же, а этот одаренный мальчик или девочка точно будет востребован у нас? Может, лучше пусть за границей реализуется, жизнь одна. Да и качество высшего образования в нашей стране, увы, оставляет желать лучшего.

"Диплом даже модного вуза не гарантирует ни знаний, ни трудоустройства"

– К сожалению, соглашусь: об этом свидетельствуют "почетные 400-е места" наших вузов-флагманов в европейских и мировых рейтингах.

– Выпускник лучшего экономического вуза не в состоянии составить бизнес-план, а к выпускнику лучшего медицинского страшно попасть на прием, потому что можно не выжить! Даже брендовые университеты дают не очень качественное образование – те, куда все так стремятся попасть и из-за которых теперь наверняка убиваются и те, кто не сдал эту математику, и их родители.

– Давайте уточним, брендовые вузы в Украине – это какие?

– Модные, престижные. Столичные или находящиеся в крупных городах. Университет имени Шевченко, КПИ, Львовская политехника, Харьковская юракадемия… Те вузы, учебой в которых можно козырять, как брендовой вещью.

А на Западе совсем другие критерии бренда, к ним не относится PR и место нахождения. Главное – кем ты выйдешь после учебы, предложат ли тебе работу, за сколько тебя готовы купить? И если это 300 долларов в месяц, как говорится, в базарный день, то… Ну, подари отцу свой диплом, где сказано, что ты менеджер или маркетолог.

Почему люди готовы всю жизнь копить своему ребенку на Оксфорд или Кембридж – потому что он получит престижную хорошо оплачиваемую работу. Во Франции и Германии вузы бесплатные, но тот же подход и критерий: если ты учишься на пилота, то по окончании учебы ты будешь летать, а не работать официантом. Если учишься на айтишника, тебе предложат работу в ведущей профильной компании, и это будет значить, что ты не ошибся и выбрал брендовый вуз. А у нас можно отучиться по специальности "международный бизнес" – и официантом работать. Диплом даже модного вуза не гарантирует ни знаний, ни трудоустройства. Вот о чем давно пора задуматься, а не о том, куда бежать подавать апелляцию по результатам ВНО.

– Кстати, ВНО – эффективный инструмент или нет? Или старые добрые экзамены лучше?

– В 2008 году, когда создали систему ВНО, главной ее целью было предотвращение коррупции. Потому что в ведущие вузы поступали по блату, по знакомству, за взятку. Талантливый абитуриент из глубинки, если у папы с мамой нет ни денег, ни связей, просто не имел шансов! Умный – ну и что, ты заведомо лузер. Ломать эту схему было необходимо. Но сейчас я выскажу непопулярную точку зрения: бороться с коррупцией должны правоохранительные органы. А школа должна давать знания. Во всем мире так, и не надо вешать на этих учителей несчастных еще и борьбу с коррупцией в вузах! Ну чего эта Мария Ивановна со своей нищенской зарплатой должна работать еще и на нейтрализацию доцента Петрова, который за поступление взятки берет?!

Тем не менее первые годы система ВНО свою функцию выполняла, и те, у кого при старом раскладе шансов не было, получили возможность своим умом проложить себе дорогу. А сейчас количество абитуриентов и количество мест в вузах примерно сравнялось. И коррупция потеряла смысл, и конкуренция за знания в школах пропала. Ребенок думает: ну и что, я все равно поступлю – не в этот вуз, так в тот.

– Не скажите, 31 процент в этом году не поступит туда, где профильный предмет – математика…

– И что? Жизнь закончится? Для кого-то это будет уроком, он попробует сдать ВНО через год, кто-то поедет в ту же Польшу, где наше ВНО не играет роли, и будет учиться там. Возможно, в таком вузе, который котируется в Европе куда лучше, чем наши.

"Это не ученик и его семья не готовы к онлайну. Это государство не готово"

– Вернемся к причинам – все-таки хочется понять, почему аж целая треть сдававших с треском провалилась. Об отсутствии мотивации мы поговорили, о падении уровня образования в стране тоже. Может, тесты сверхсложные? Или виноваты карантин и сопряженное с ним онлайн-обучение?

– Может, и сложные, но 69 процентов тестовый барьер прошли. А что касается онлайн-учебы, то говорить, что это зло, тоже неправильно. В прошлом году я сделал то, о чем давно мечтал, – открыл онлайн-школу. Много говорить о ней не буду, чтобы вы не сочли это рекламой, суть вот в чем: онлайн-обучение будет работать, если его правильно организовать. Я очень переживал за физику и химию: ну как ты химии в онлайне научишь? Это же должно булькать что-то в пробирке, кипеть, реагировать… А физика – как ты онлайн объяснишь колебания маятника? Но ничего, нашли лучших учителей, сняли интересные уроки. И вот результат: трое наших учеников выиграли олимпиады по химии! Хотя занимались дистанционно.

Кстати, не надо делать из дистанционного образования какое-то новшество, возникшее исключительно из-за пандемии. До коронавируса у нас в стране 65 тысяч детей учились дистанционно: дети артистов, бизнесменов, спортсменов, те, у которых поблизости нет школы, которым здоровье не позволяет в школу ходить… Они что, поголовно неучи? Нет.

Онлайн-обучение – составляющая нашей сегодняшней жизни, и от этого никуда не деться. Им надо заниматься, совершенствовать, привлекать психологов, медиков, изучать особенности, правильно строить график… А сказать, что бахнул ковид, мы ушли в онлайн – и массово отупели, потому так плохо сдали… Копайте глубже. Дело же не в онлайне как таковом, а в неумении им пользоваться.

Возможно, кто-то действительно не получил знаний, которые мог получить, потому что одному ребенку не нужен контроль, а другой без "надзора" заниматься не будет. Кто-то хочет самостоятельно учиться, кому-то лень открыть книжку. Чьи-то родители постоянно рядом, а чьи-то работают в две смены. У кого-то дома один компьютер на пятерых. Или в селе, в глубинке, вообще нет интернета и компьютера, и купить не на что. Но ведь это не значит, что ученик и его семья не готовы к онлайну. Это значит, что государство оказалось не готово.

"На государственную учительскую зарплату пойдет лишь тот, кто никуда больше не смог пойти"

– Это государство, а не мы с вами, должно думать, почему такой провал с ВНО и что оно сделало неправильно, обеспечивая доступ к образованию в новых реалиях. А так-то, конечно, причин много.

Проблема с учителями – одна из них. Мы в онлайн-школу набирали коллектив – перешерстили 500 человек! Еле отобрали нужных 60. А с государственными школами совсем беда, потому что на государственную учительскую зарплату пойдет лишь тот, кто никуда больше не смог пойти. Лучший выпускник педвуза – вряд ли. И в этом вина, опять же, не этого выпускника, не учителя. И не ему надо вопросы задавать и предъявлять претензии.

"Кризис сожрал все сбережения, а без репетитора при таком онлайн-обучении, не отлаженном, не продуманном, сыром, очень трудно подготовиться к поступлению"

– Еще одна причина, и немаловажная: у многих родителей просто не было денег на репетиторов. Кризис сожрал все сбережения у людей, а без репетитора при таком онлайн-обучении, не отлаженном, не продуманном, сыром, при отсутствии контроля очень трудно подготовиться к поступлению. Особенно если речь идет о математике. Историю можно прочесть, как увлекательную книгу. И, разумеется, литературу. Правила можно выучить наизусть. А что, допустим, делать с геометрией?

Вообще, можно много говорить о том, почему не получилось. Это как во Вторую мировую исследовали, какие самолеты уязвимы, какие нет. Сначала изучали те, которые были подбиты, а что ты там по фрагментам поймешь? Наконец пришли к выводу: надо те смотреть, которые не пострадали. Так и здесь: разбираться, почему 31 процент не сдал математику, – это догонять вчерашний день. Лучше попытаться понять, почему 69 процентов, несмотря ни на что, сдали.