Вклад Украины в космонавтику: разработки опередили Маска на 30 лет

Ракета 'Энергия' с 'Бураном'

Чтение материалов в различных украинских источниках убедило меня в необходимости написания этого краткого (очень краткого) очерка. Я не буду здесь говорить о Юрии Кондратюке (хотя у меня медаль им. Кондратюка с номером из одной цифры), или об украинском вкладе в космическую науку. Этот вклад чрезвычайно весом, но об этом должны писать специалисты. То же относится к украинскому участию в программах НАСА или ЕКА. Речь пойдет об украинской промышленности и бизнесе.

В СССР у военных была поговорка:

Янгель работает на нас,

Королев работает на ТАСС,

Челомей работает в унитаз.

Так сложилось, из песни слова не выкинешь. Янгель это КБЮ и ЮМЗ, Королев – НПО Энергия, а Челомей – НПО им. Хруничевва. У нас в Днепре создавалось то, что называлось ракетно-ядерный щит Родины, а у Королева и Челомея делали все остальное. Было еще две фирмы – МИТ (Надирадзе), в Москве, и в Миассе, на Южном Урале, фирма Макеева. МИТ тесно сотрудничал с КБЮ по твердотопливным ракетам, и использовал многие украинские технологии. Макеев занимался ракетами для атомных подводных лодок, и тоже сотрудничал с КБЮ. Кстати, последняя советская ракета для АПЛ использовала южмашевские ступени. Именно поэтому после распада СССР Россия была вынуждена законсервировать гигантские подводные крейсера проекта “Тайфун”, т. к. поставки ступеней прекратились, и не по украинской вине. Советская космическая программа всегда была очень утилитарной, с фокусом на обороне, и то, что в Москве сделать было невозможно или очень дорого, поручали Днепру. По состоянию на конец 1980-х СССР, усилиями КБЮ и ЮМЗ прежде всего, опережал США в стратегических ракетных вооружениях. СССР развернул железнодорожные и мобильные межконтинентальные ракетные компленксы "Молодец" и "Тополь", и заканчивал работу над "Универсалом", а США так и не сделали "Миджитмен". Это и позволило в итоге получить вполне сносные условия прекращения гонки вооружений и прекращения Холодной Войны, когда СССР уже распадался.

Видео дня

Все пять ракетных фирм соревновались за госконтракты, но и привлекались к работам друг друга при необходимости. Соответственно, предприятия Украины участвовали и в пилотируемой космической программе СССР, а потом и РФ. В частности, харьковский Хартрон (Электроприбор) разрабатывал систему управления сверхтяжелой ракеты "Энергия", и челнока "Буран", при чем "Буран" остается единственным пилотируемым кораблем в истории, который выполнил орбитальный полет в полностью автоматическом режиме, включая и возвращение и посадку. Хартрон же разрабатывал архитектуру системы управления Международной Космической Станции (МКС), и разработал и изготовил систему управления базового модуля "Заря" (ФГБ) МКС. Система до сих пор работает как часы. Aн-225 "Мрія", кстати, создавался для транспортировки пилотируемого челнока на Байконур. Весь мир уже выучил украинское слово "Мрія".

Киевский Радиозавод много лет выпускал систему "Курс", которая обеспечивала стыковку в космосе, и работала точно и качественно на МКС, станции "Мир", и кораблях "Прогресс". Харьковский же Коммунар выпускал системы управления для российских "Союзов" и "Протонов", и для нашего "Зенита". "Союз" возит космонавтов на орбиту уже пол столетия, а "Протон" был основной рабочей лошадкой при строительстве станций "Мир" и МКС.

КБЮ и ЮМЗ, конечно же, тоже не остались в стороне. На хорошо известных фото ракеты "Энергия" с "Бураном" видны 4 боковых ускорителя. Это изделия Южмаша, на основе которых (как первой ступени) была создана ракета "Зенит-2", примерно вдвое более мощная, чем "Союз". Планировалось всю пилотируемую космонавтику перевести на "Зенит", но "Союзу" повезло — развалился СССР. Кстати, на тех же картинках видно гофрированную секцию в верхней части ускорителей. Это парашютная секция. Ступени проектировались как возвращаемые, за 30 лет до Фалькона-9 Илона Маска, когда Маск еще ходил в школу в Южной Африке. Ранее КБЮ так же отвечало и за лунный посадочный модуль в советской лунной программе. Модуль разработали, изготовили и протестировали. Наверное, его и сейчас можно посмотреть в Днепре, если, конечно, его еще не продали.

Но это не все. Космос был некоммерческим до конца Холодной Войны. В начале 1990х открылись новые возможности, и пионером в коммерциализации космоса был наш украинец и мой близкий друг и бизнес-партнер винничанин Илья Осадчук. Именно он первый разместил рекламы на борту ракет космонавтов, а в те голодные годы это было большим подспорьем. Многие, наверное, помнят, телемосты со станцией "Мир", и первого космического туриста Денниса Тито. Это тоже работа Ильи. Уже потом был "Глобалстар", "Морской Старт", "Антарес" и другие проекты. Украина до сих пор остается единственной первоклассной космической державой, чья космическая промышленность фактически работает не за счет государственной поддержки, а за счет уникальных технологий и коммерческих контрактов. И не нужно нам рассказывать о новом мышлении. Украинский космос мыслит по-новому уже лет 30.

Ну и не забудем о том, что "космические корабли" "Академик Королев" и "Юрий Гагарин", обеспечивавшие полеты космонавтов, базировались в Одессе, а связь обеспечивал Евпаторийский центр дальней космической связи. Уникальное тяжелое оборудование для космодромов, установщики, гидравлику, и т. д. для Байконура (да и Плесецка), без которого ни один полет космонавтов был невозможен - это тоже Украина, Ново-Краматорский Машзавод, и Азовмаш. И как все помнят, на старт космонавты ехали на львовском автобусе. Это очень краткий очерк, я наверняка что-то забыл, и что-то просто не знаю. Буду благодарен за дополнения и поправки.

Редакция сайта не несет ответственности за содержание блогов. Мнение редакции может отличаться от авторского.