Голодал, собирал бутылки, а потом заработал миллионы. Интервью с Авраменко

7 минут
165,1 т.
Голодал, собирал бутылки, а потом заработал миллионы. Интервью с Авраменко

Статусные иномарки, дорогие квартиры и собственный дом на острове Тенерифе. OBOZREVATEL побывал в гостях у доцента Киевского университета им. Б. Гринченко, завкафедрой Технического лицея КПИ, автора более 50 учебников Александра Авраменко.

Разговаривали о том, как живет единственный в нашей стране учитель-миллионер, как наставник Владимира Зеленского и других знаменитостей по украинскому языку заработал большое состояние и реально ли педагогу разбогатеть, не бросая профессию.

Беседовали, ясное дело, рідною мовою, русскоязычная версия интервью – перевод.

"С детства боюсь мертвецов!"

– Александр, а как так получилось, что вы оказались в филологии? Казалось бы, где украинский язык и литература, а где – миллионные заработки...

Видео дня

– Не поверите, но в школе я все время считался математиком: побеждал на математических олимпиадах, решал сложные задачи... Мама до третьего курса университета не знала, что я не на физмате. Однажды приходит домой: "Саша, а что это Люда говорит, что ты на филологии? Я ей отвечаю: "Да нет, ты, наверное, Сашу моего не знаешь!". А она: "Как не знаю? Он там еще и отличник!". Тогда я показал маме зачетку, а там – 5, 5, 5... Она расплакалась и приняла мой выбор.

– Мама хотела, чтобы вы математиком были?

– Нет, мама хотела, чтобы стал врачом, но я прекрасно понимал: как только пойду на практику в морг, у них появится еще один "клиент". (Смеется.) С детства боюсь мертвецов!

А почему украинский язык...? Во-первых, я с детства не ассоциировал его с чем-то, чего надо стыдиться – в отличие от моих сверстников. Меня родители отправляли на лето к бабушке в село. И вот эта тропинка, река, ивы, бабушкины сказки... Мне кажется, у каждого ребенка в жизни должна быть своя "Зачарованная Десна". Ребенок без бабушки в деревне вырастает каким-то отверженным. Я никогда не стеснялся села , это был мой волшебный мир, и язык, в том мире звучавший, я воспринимал как нечто родное и теплое.

А во-вторых, я очень прагматичный человек, и мне не стыдно в этом признаться.

Я люблю ездить на "лексусе" и "мерседесе", я всегда хотел жить в роскоши и красоте – это абсолютно нормальное стремление здорового человека. Спать не в углу на скамейке, а в уютной квартире в хорошей постели. Отдыхать не на советской развалившейся турбазе, а в Европе, летать на туры выходного дня, познавать мир.

Мне абсолютно все равно, сочтут ли меня карьеристом, заробитчанином, эгоистом после такого признания. Ибо тот, кто говорит: "Нет, мне ничего в этой жизни не надо!" – просто врет. Уже тогда, в начале 90-х, я задумался: а где я смогу нормально зарабатывать?

Жить в роскоши – нормальное стремление здорового человека, считает учитель.

– В украинской филологии? Довольно неожиданный ответ на этот вопрос.

– Наоборот. Я рассуждал так: на английскую не поступлю, потому что у родителей нет денег на взятку. Я из простой семьи: папа – водитель-дальнобойщик, мама – кассир на заводе. Русская – зачем она мне? Украина в то время уже была независимой, революция на граните, живая цепь в честь Злуки... Сердце подсказывало, что будущее – за украинским языком, и правильно подсказывало. Вот что бы я делал сейчас с тем русским? На базаре торговал? К тому же, на украинский поступала моя будущая жена. Я подумал: "Вместе веселее!".

– Честно говоря, не завидую парням на филологическом – это же мученики! Девушки видят своими избранниками всех, только не одногруппников, эти оскорбительные поговорки: "Запорожец – не машина, а филолог – не мужчина"...

– (Смеется). Мученики – это вы хорошо сказали! Но только с той точки зрения, что глаза разбегаются – в таком цветнике сидишь! А пренебрежения ко мне никогда не было: я был лучшим в группе. Помню, поехал на студенческую олимпиаду по украинскому во Львов – вернулся с первым местом. Второе никому не дали, потому что был огромный разрыв. Приехал, хожу по университету, а никто даже не интересуется, потому что все привыкли, что первое место – это или Киев, или Львов, а мы, Запорожье, – так, статисты. И вот пришел мой диплом – по адресу деканата... Декан влетел в аудиторию: "Александр, вы что, победили?!". "Да", – говорю. "А чего молчите?". – "Вы не спрашивали...". С тех пор ко мне особое уважение было, никто не относился предвзято.

"Утром вставал в шесть – шел собирать бутылки"

– Уже через год после окончания университета вы стали учителем года в Киеве...

– ...где соревновались 560 школ. Но я все время работал учителем – пока учился. Рано женился, у нас родился сын, и я в первую смену учился сам, во вторую – учил детей. В Запорожье меня оставляли на кафедре: "Ну куда ты поедешь? Здесь тебе везде зеленый свет, ты такой один, а в Киеве тысячи!". Но я почему-то верил, что не тысячи. И сейчас друзья говорят: "Даже если бы ты булочки продавал, их бы мгновенно разметали, ты всегда достигаешь цели".

Среди звездных учителей Александра Авраменко – не только президент, но и телеведущий Анатолий Анатолич.

– Я хорошо помню, что такое 90-е годы, когда учителям по полгода не выплачивали зарплату. В одном из интервью, кажется, Алексею Гончаренко, вы говорили, что вы тоже через нищету прошли...

– Это правда. В Киеве снимал комнату возле КПИ, неподалеку росла груша... Если бы не она, пожалуй, не продержался бы. Только устроился в школу, работаю – и знаю, что в четверг будет аванс.

До четверга я делил продукты на кучки: три картофелины – на вторник, три – на среду, последние три – на четверг, как-то дотяну... Прихожу за авансом, а мне не начислили!

Кто-то забыл бумажку подписать – и меня в списке нет!

– Как же вы жили – в столице?

– Утром вставал в шесть – шел собирать бутылки. Как можно раньше пытался выйти, потому что стыдно. Потом эта груша спасительная – пришел, собрал, поел... Едва дотянул до зарплаты. И что вы думаете? Опять не начислили! В глазах потемнело... А женщина-завхоз, она же кассир, выдававшая деньги, видимо, что-то поняла: "Сашенька, а на что же вы жить будете? Вам есть что кушать?". Я ничего не ответил – она вытащила свои деньги из кармана: "Возьмите! И не вздумайте отказываться!".

В следующем месяце выплатили мне все, я ей сразу вернул. Но нищета была в моей жизни, и, видимо, именно она побудила бороться изо всех сил, чтобы никогда не быть голодным и несчастным. Пролезть на телевидение, на радио, куда угодно, но не нуждаться!

В Киеве я увидел других учителей и преподавателей – которые писали учебники. Они уже тогда были хорошо одеты, уже тогда ездили отдыхать за границу... Так я пришел к выводу: хочешь зарабатывать больше – пиши учебники. И первый мой учебник победил в национальном конкурсе, с тех пор побеждаю 17 лет подряд. Вы мне о Мосейчук вспоминали, с ее "коронной фразой". Так вот, "намазать на хлеб" можно все – и язык, и математику, и парикмахерское дело, и медицину, и умение чинить машины. Надо только захотеть и идти к цели.

А этим "пикантным" фото Авраменко школьники поздравляют учительниц. Сделав "статую" в полный рост...

– Вы легальный миллионер и везде откровенно об этом говорите. Первый миллион помните?

– Нет. Не фиксировал, честно! Понимаете, когда ты чего-то отчаянно хочешь, ты этим горишь. А дальше... Только достиг одной цели – появляется другая.

– Вы живете в пригороде...

– ...в Буче, да.

– Большой дом у вас?

– Большая квартира. За частным домом смотреть надо, а я много времени провожу за границей.

"Да пошло оно к черту, я давно не живу на 36 тысяч гривен!"

– Где именно?

– На Тенерифе: там я купил дом, и там я зимую. Очень комфортная температура, зимой +22.

– Слушайте, так вы учитель украинского языка с собственной виллой на Канарах?

– (Смеется). Да. Может, кто-то прочитает и скажет: "Тоже мне патриот! Вот если бы в Закарпатье купил...".

– В Закарпатье дороже.

– Ну, не дешевле точно. На самом деле, я еще с голодных 90-х мечтал о таком доме. Тогда очень популярным был фильм "Основной инстинкт" с Шерон Стоун и Майклом Дугласом. Он – красавец-следователь, она – соблазнительная писательница... Знаете, какая сцена меня больше всего поразила?

– Конечно. Где она ногу на ногу закинула.

– Ха-ха! Ну, это само собой, но я о другом эпизоде: сидит она на террасе, с бокалом вина, а сзади окно, ветер с моря играет легкой шторой... Я смотрел и думал: "Когда-то я, Саша Авраменко, буду жить именно в таком доме". И я в нем живу!

– Фантастика!

– Упорная работа. Можно плакаться, что государство платит копейки, и ждать у моря погоды, можно ругать президента и правительство, а можно использовать свои способности в свою же пользу. Я это и сыну говорю – он у меня уже взрослый.

– Чем занимается?

– Учился на веб-дизайнера, бросил... Снова поступает – на филологию.

– Украинскую?

– (Вздыхает) Испанскую. Выучил язык с нуля – и на ВНО набрал 193 балла, третий результат в Украине! Яблоко от яблони (улыбается).

– Вот вы, кажется, всего достигли. Куда дальше? В политику? Не звали вас в депутаты или министром образования?

– Звали. И туда, и туда.

– Какая партия?

– Не скажу. Точнее, вам скажу, но не для прессы. (Говорит, но я и так догадывалась). Я отказался.

– Почему?

– Больше всего в жизни я ценю свободу: мысли, воли, передвижения. Взял ноутбук – полетел в Испанию, отдыхать и писать книгу. Или еще куда-то, где не был и где мне точно будет интересно. А ходить в Раду и за 36 тысяч гривен в месяц давить на кнопочки... Да пошло оно к черту, я уже давно не живу на 36 тысяч гривен! И всем учителям желаю.

Первую часть интервью с Александром Авраменко читайте в OBOZREVATEL.